12:12 

Пилар Тернера
"Can you hear me, Major Tom?"
Название: Правда невозможная и невероятная
Автор: KaraRenee
Переводчики: Пилар Тернера, Wednesday_@ddams (на других сайтах - AXEL F)
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/4737485
Канон: "Шерлок BBC", "Лабиринт" (1986)
Персонажи: Шерлок/Джон, Джарет
Рейтинг: R
Жанр: AU/Romance/Adventure
Размер: миди
Статус: в процессе
Саммари: Джон и Шерлок расследуют дело об исчезновении девушки-подростка и ее маленького брата. И неожиданно оказываются втянуты в невозможное приключение – к тому же невероятно сексуальное.
Предупреждение: AU, ООС
От переводчиков: Мы давно хотели перевести этот фик, и не из-за каких-то его особенных достоинств, а из любви к канонам «Шерлока» и «Лабиринта». Несмотря на грустные события января, мы не отказались от этой мысли, но читателей просим помнить, что это просто фик. У нас не было иных побуждений, кроме как порадовать поклонников обоих канонов и порадоваться самим. Этот фик – самая что ни на есть трава, чистая и незамутненная, но мы надеемся, что он может прийтись по вкусу любителям Шерлока, Джона и, конечно, Джарета.

Главы 1-4 - здесь

Глава 5

Джон открыл железные ворота и прошел через них. Пол и стены здесь были выложены серыми плитами, что придавало этому месту оттенок мрачности. В воздухе, отблескивая крылышками, носилось нечто вроде огромных стрекоз. Когда одна из таких стрекоз пролетала мимо Джона, он протянул руку, чтобы поймать ее. И не поверил своим глазам — на его указательном пальце босыми ногами стояла крошечная женщина с радужными крылышками.

— О, ты кто такая, прелесть? Ай!

Джон затряс рукой, чтобы избавиться от феи. Сунул палец в рот, а затем внимательно осмотрел его.

— Неужели она тебя укусила?

Джон поднял голову. Голос был явно женским — и звучал обольстительно. Вместо серой стены перед Джоном теперь был дворик с цветущими магнолиями. Каменный пол исчез — его сменил ковер из густого мха. Над беседкой свисали тяжелые фиолетовые гроздья соцветий глицинии. Над цветами порхало множество фей, от крылышек которых и исходило сияние. В этом волшебном саду разом цвели фиалки, ромашки, розы, подсолнухи, ирисы и лилии — настоящее буйство красок и ароматов. В тени магнолии стояла женщина. Ее огненно-золотистые волосы были уложены в прическу, удерживаемую на голове алмазным гребнем. Кожа ее была молочно-белой, с россыпью веснушек. Женщина вышла из тени, и Джона ослепило исходящее от нее сияние. Солнце светило ей в спину, обтекая ее силуэт, просвечивая сквозь прозрачную сорочку. Однажды Джон видел что-то подобное в каталоге нижнего белья. Но та модель была одета в комплект — бюстгальтер и трусики. На женщине, идущей ему навстречу, под сорочкой ничего не было.

— Э-э-э… да. Укусила.

— Гадкие маленькие феи, — она приблизилась, взяла Джона за руку и поцеловала укушенный палец.

Он оторвал взгляд от ее голубых глаз, скользнул вниз, к полным губам, к розовым соскам, проглядывающим через тонкую как паутинка ткань цвета слоновой кости. Вдохнув аромат ее кожи, в котором смешались роза и лаванда, Джон нестерпимо захотел поцеловать незнакомку.

— Минуту назад здесь была сплошная стена, — все, что он смог выдавить из себя.

Из беседки послышался женский смех — высокий и звонкий. Еще одна женщина, пониже и немного полнее первой, вышла на солнечный свет. Ее круглые щечки обрамляли каштановые локоны. Она сморщила нос и снова хихикнула.

— Нет, красавчик. Эта стена позади тебя.

— Ого. Здесь все меняется? Как мне добраться до замка?

— Хлорис, — певуче сказала рыжеволосая, и от ее голоса в паху Джона что-то дрогнуло, — этого благородного господина укусила фея.

— Ой, — хихикнула Хлорис. — Тогда его нужно поцеловать, и он сразу почувствует себя лучше.

Темноволосая взяла Джона за руку. В ее карих глазах плясали золотистые искорки, наводившие на мысль о закатах в итальянской деревне, где однажды довелось побывать Джону. Женщина поднесла укушенный палец к губам, нежно проводя по коже языком.

— Ох, — выдохнул Джон. — Я… кажется, мне уже лучше.

Женщины посмотрели друг на друга. Рыжеволосая соблазнительно надула губы.

— Чтобы залечить укусы фей, нужно много поцелуев. Правда, Хлорис?

Смешок.

— О да, Флора. И несколько часов, чтобы полностью излечиться.

Флора обвила рукой талию Джона и увлекла его к беседке.

— Помнишь, как в последний раз меня укусила фея?

Хлорис хихикнула, и ее смех напомнил Джону перезвон колокольчиков и пение птиц. Она тоже обвила рукой талию Джона, отчего тот оказался зажат между двумя женщинами.

— Точно, Флора, — выдохнула она. — Мне пришлось целовать тебя весь день.

— М-м-м… — Флора издала гортанный смешок. — Я до сих пор не до конца исцелилась. Так что, возможно, мне понадобится еще больше.

— Еще больше поцелуев? — они остановились под глицинией. Хлорис приложила палец к губам Флоры.

— Точно, — та облизала прижатый к губам палец. — Но прежде мы должны позаботиться об этом прекрасном джентльмене.

— Я… — они развернулись и толкнули Джона на круглую кровать. Джон приземлился в кучу шелковых подушек. — Я чувствую себя намного лучше! Мне нужно…

Гортанный смех Флоры прозвучал не то зловеще, не то чувственно.

— М-м-м… — промурлыкала она. — Тебе нужно… — она провела руками по груди Джона, стягивая его свитер, который был тут же отброшен в сторону. Ползучие фиолетовые фиалки и красные завитки седума тут же скользнули к свитеру, опутав его зеленью.

У Джона, — так сказал Шерлок, — очень хороший вкус в подборе одежды.

Флора прижалась губами к шее Джона, лаская кожу языком. Хлорис расстегивала манжеты на его рубашке. Она поднесла ко рту каждый палец по очереди, тщательно облизывая их по всей длине и запечатлевая на каждом нежный поцелуй. Затем ее губы переместились ниже и принялись щекотать внутреннюю сторону его запястья.

— Ох.

Флора закинула ногу Джону на бедро и, усевшись верхом, принялась расстегивать на нем рубашку. Покончив с рубашкой Джона, она до талии задрала свою сорочку; ее соблазнительные складки прижались к уже возбужденному члену. Джон немного приподнялся на локтях и увидел, что пушистые волоски на ее лобке тоже золотисто-красные. Хлорис устроилась сзади и помогла Джону сесть поудобнее, одновременно стягивая с него рубашку. Джон оказался лицом к лицу с Флорой, и ее благоухающие клубникой губы слегка дрогнули, размыкаясь.

— Укус оказался серьезнее, чем нам поначалу казалось, — ее язык скользнул ему в рот. Ее грудь прижималась к его через тонкую ткань сорочки. Руки Флоры стянули с него майку, и ее прикосновения полностью поглотили его, словно впитываясь в каждый дюйм его кожи. — Тебе нужно как можно больше поцелуев.

Хлорис прижалась грудью к его голой спине, ее губы почти коснулись его уха.

— Как можно больше, — прошептала она.

Обвив длинными ногами талию Джона, Флора сильнее прижалась к нему и набросилась на его рот, покусывая и облизывая. Клубничный вкус ее губ и хмельной цветочный аромат, исходящий от обеих женщин, опьянял Джона. Шерлок сказал, чтобы мы подыграли нашим галлюцинациям. Мы же не хотим, чтобы случилось что-то плохое… Джон обхватил Флору за талию, прижимая ее бедра к своим. Мягкая ткань скользнула вниз по ее сливочной коже, и Джон отшвырнул ненужную тряпку в сторону. Он оторвался от ее губ, но только затем, чтобы начать целовать длинную молочно-белую шею и грудь, покрытую веснушками, уделяя ей особое внимание. Он застонал, когда почувствовал, как твердеют под губами соски. По ее коже начал разливаться румянец.

Все это время Хлорис, устроившаяся сзади, покрывала поцелуями его спину.

— О-о-о, — застонала она. — Флора, теперь ты точно излечишься от укуса феи.

— Ее зубки были очень острыми, — игриво ответила Флора. — Так что и поцелуев мне понадобится очень много.

— В два раза больше — от нас обоих?

Джон вдруг оказался зажат между ними. Женщины целовались друг с другом через его плечо. Локоны Хлорис упали ему на щеку. Грудь Флоры заполнила его рот, отчего Джон стал слегка задыхаться. Он начал извиваться, пока женщины не прервали поцелуй.

— Ох, простите, но мне было нечем дышать.

Хлорис заставила Джона запрокинуть голову и принялась целовать, проникнув языком в его нетерпеливый рот. У нее был вкус миндаля и меда. Джону хотелось большего, но мешало то, что он все еще был прижат к Флоре. Она не переставала покачивать бедрами, одновременно проводя ладонями по его груди.

— О Флора, — Хлорис устроила голову Джона между своих обнаженных грудей. — Я снова забыла о тебе.

Они ухмыльнулись друг другу. Хлорис подалась вперед. Обе женщины встали на колени. Джон и сам не заметил, когда исчезла сорочка Хлорис. Он зачарованно уставился на светло-коричневые ареолы вокруг ее сосков — а сами соски были нежно-розовыми. Ее веснушки сверкали, будто капельки слюды. Их руки исследовали друг друга, упоенно лаская каждый изгиб чужого тела. Хлорис наклонилась, чтобы взять в рот сосок Флоры. Джон застонал.

— Ох! — Хлорис неожиданно отстранилась. — Мы не можем пренебрегать нашим гостем. Он никогда не излечится, если мы не уделим ему внимания, — она положила ладонь Джону на грудь, заставляя его опуститься на подушки.

— В самом деле, — Флора расстегнула ремень и потянула вниз молнию брюк. — Как невежливо с моей стороны было требовать твоих поцелуев, когда в них так нуждается этот джентльмен.

— Нет, не нужно обо мне беспокоиться, — выпалил Джон. — Вы можете целоваться друг с другом, и вообще делать, что вам нравится. Пожалуйста. И не надо отвлекаться на меня.

Гортанный смех и тонкое хихиканье смешались, наводя на мысль о пении сирен.

Хлорис проложила дорожку поцелуев по подбородку Джона, пальцами пощипывая его сосок. Флора стащила с него брюки и трусы, скользнула губами по его бедру. Хлорис провела носом вдоль его шеи, обжигая кожу дыханием, отчего по телу Джона побежали мурашки. Язык Флоры в это время поигрывал с его яичками. Джон застонал.

— Хлорис, да тут же самый ужасный из всех укусов фей, что я когда-либо видела!

— О, хорошо. Давай я тебе помогу.

— Меня всего лишь слегка укусили за палец… ох… я…

Хлорис наклонилась и обхватила губами его член. Флора продолжала ласкать яички, беря их в рот и посасывая по очереди. Джон окончательно потерял контроль над собой. Ему казалось, что каждый нерв его тела потрескивает, будто наэлектризованный, а волосы на руках встали дыбом. Все тело горело. Джон закрыл глаза, теряясь в запахе цветов и восхитительных ощущениях от ласк, а мысли постепенно начали путаться. Как бы это выглядело, если бы между его ног сейчас был Шерлок? Бледное лицо, темные вьющиеся волосы и пронзительные серебристо-голубые глаза, глядящие на него снизу вверх. Глубокий голос, который произносит, задевая что-то внутри: «Значит, вот как ты меня хочешь, Джон?».

— О да, — сказал он вслух.

Женщины хихикнули.

Джон не слышал их.

Шерлок обвел языком головку члена, не опуская взгляд.

— Я хочу, чтобы ты смотрел на меня, Джон.

— О да-а, — выдохнул Джон, хотя его глаза были по-прежнему закрыты.

Женщины снова засмеялись, явно не собираясь останавливаться. Все их внимание было приковано к Джону.

— Смотри на меня, Джон, — Шерлок облизал головку, а потом обхватил член губами, принимая его на всю длину.

— О… боже… да, — простонал Джон.

Шерлок облизал его член от основания до головки.

— Назови меня по имени, Джон. Хочу услышать, как ты произносишь мое имя.

— О господи, Шерлок. Шерлок… я хочу…

Смех, похожий на пение птиц, разрушил видение.

— Флора?

— Да, Хлорис?

— Кто такой Шерлок?

Джон сел на постели, схватил одежду и начал выбираться из кровати.

— Куда ты?

— Мы еще не вылечили тебя от укуса феи!

— Разве ты не хочешь выздороветь?

Обнаженные женщины соскользнули с кровати. Казалось, они не идут, а плывут по траве.

Джон просто-напросто запрыгнул в штаны, стремясь поскорее одеться, и едва не упал при этом.

— Нет. Со мной все в порядке, — он улыбнулся Хлорис. — Но бедняжка Флора еще не полностью исцелилась от укуса феи. Я врач. И я предписываю Флоре еще много, много поцелуев.

— О боже, Флора. Я и не думала, что ты в таком ужасном состоянии.

Голубые глаза расширились, розовые губы соблазнительно приоткрылись.

— Я не хотела тебя беспокоить.

Джон натянул майку и оглядел сад в поисках выхода. Справа виднелась двустворчатая деревянная дверь, расписанная ромашками. Джон поспешил к ней.

— О, дорогая Флора! — Хлорис опустилась на колени, покрывая поцелуями нежную кожу живота, описывая языком круги над пупком.

Когда Джон почти достиг двери, Флора оглянулась на него через плечо и подмигнула. Джон помедлил, застегиваясь, и кивнул в ответ. Видение белокожих, соблазнительных женщин, стоящих обнаженными в лучах солнца, на мгновение ослепило Джона. Он толкнул расписанные двери и про себя взмолился, желая оказаться поближе к замку.

Глава 6

Шерлок сидел на краю двуспальной кровати, застеленной стеганым одеялом — розово-зеленым, в цветах и сердечках. Искусная швея, очевидно, творчески подошла к выбору ткани, составив узоры из квадратов. Одеяло явно сшил кто-то, кто любил девушку, которой потом подарил его. На подушку был надет розовый чехол. Шерлок заметил на нем темные пятна — потекшая от слез тушь для ресниц. На полке стоял ровный ряд книг, названия которых заставили Шерлока закатить глаза: «Таинственный сад», «Мэнди», «Ветер в ивах», «Хоббит», «Хроники Нарнии». Книги, спрятанные под подушкой, оказались более интересными. Шерлок обнаружил их совершенно случайно — когда в дурном настроении бухнулся на кровать и почувствовал под головой что-то твердое. Сказки «Тысяча и одна ночь» и «Лабиринт» в твердой красной обложке.

Та, кому раньше принадлежала эта комната, явно была совсем еще юной особой.

В гамаке в углу комнаты лежали плюшевые игрушки. Большой единорог примостился в изножье кровати. Шерлок пнул его. Шкаф был забит платьями — среди них попадались и простые сарафаны, но в основном на вешалках обнаружились роскошные вечерние платья из мерцающих тканей, украшенные кружевами и стразами из горного хрусталя. Туфли на высоких каблуках самых разных цветов аккуратно выстроились на специальной полке. В трюмо нашлись куда более интересные вещи. Например, огромная коллекция частично использованной косметики — тюбики яркой помады и теней для век, в основном с блестками. В одном из ящиков лежала куча фотографий какой-то девушки с каштановыми волосами и ее матери. По этим снимкам можно было проследить, как девушка росла. Она была очень похожа на мать. На одном фото мать и дочь смотрели точно в камеру, две пары зеленых глаз насмешливо уставились на Шерлока, словно дразня: ну же, примени дедукцию, расскажи, что ты понял о нас. Чем новее были фотографии, тем больше расцветала девушка, постепенно избавляясь от подростковой неуклюжести. Начала расти грудь, выделяться бедра, на щеках появилось несколько прыщиков. Но мать на этих снимках постепенно угасала — похудела, кожа сделалась желтоватой. На последней фотографии девушка с заплетенными в косу волосами спала, положив голову на колени матери, которая сидела на больничной койке в окружении трубок и капельниц.

Входная дверь распахнулась. Невысокий человечек с носом картошкой, лицом, испещренным глубокими морщинами, и жидкими седыми волосами, хромая, вошел в комнату. В руках человечек держал аккуратно сложенную стопку одежды. Пинком он закрыл за собой дверь.

— Ты кто?

Не обращая на Шерлока ни малейшего внимания, коротышка проковылял к туалетному столику. На бедре у человечка висело кольцо, к которому были прикреплены латунные и железные ключи. Он положил вещи на табурет.

— Я Хогл, — он повернулся к Шерлоку, демонстрируя широкий рот, тяжелые веки и сероватую кожу лица.

— Ты не человек, — констатировал Шерлок.

Хогл закатил глаза и вздохнул.

— Нет. Умник ты, ничего не скажешь.

— Тогда кто ты такой?

Хогл пожал плечами.

— Карлик. И вообще, никто никогда меня об этом не спрашивал.

— Откуда ты взялся?

— Я родился в стенах лабиринта. Работаю на короля гоблинов. Когда-то я ухаживал за розами у наружной стены, но теперь… служу Джарету, — он покачал головой, в его голосе слышалась печаль.

— Служишь, потому что за что-то наказан. Ты привык работать на него, но теперь ты именно служишь ему, — кивнул Шерлок. — Раболепный карлик. Возможно, ты питаешь слабость к барышням, которые попадают в лабиринт.

— Что… почему ты так говоришь?

Шерлок указал на пластиковый браслет на запястье Хогла, а потом на хрустальные серьги, которые тот приколол к своему жилету на манер булавки.

— Эти вещи явно попали к тебе не случайно. Это подарки, знаки признательности от девушек, которым ты помог пройти через лабиринт.

— Как ты узнал?

Шерлок сцепил пальцы под подбородком.

— Прочитал книгу.

Хогл застонал и похромал к двери.

— Для кого эта одежда?

Помолчав, Хогл оглянулся через плечо.

— Для тебя. Джарет хочет, чтобы ты оделся для бала.

Шерлок нахмурился.

— Он устраивает бал?

— Одевайся. Он тебя ждет.

— А кто еще будет на этом… балу?

Хогл пожал плечами.

— Люди. Феи, — он сглотнул. — Джон.

— Джон? — Шерлок вскочил. — Где он?

— Он в лабиринте, пробирается к замку.

— Не знаю, насколько его афганский опыт поможет в этой ситуации. Но я уверен — он справится, — Шерлок принялся мерить шагами маленькую комнатку. Внезапно он повернулся к Хоглу, тыча в него пальцем. — С Джоном все нормально?

— Да, — Хогл попятился, поднимая руки.

Шерлок изучающе посмотрел на него, а затем хлопнул в ладоши.

— Ты встретишься с Джоном, — это был не вопрос, а утверждение. — И доставишь ему… приглашение… на этот бал.

Хогл сглотнул.

— Как ты…

— Возражения не принимаются, — Шерлок махнул рукой. — Вот, — он встал на колени, расстегнул запонку на левом рукаве и сунул ее в петлицу оранжевого кожаного жилета Хогла, рядом с серьгами.

— Что… что это? — Хогл опустил сияющий взгляд на серебряную запонку с выгравированными на ней инициалами WSSH.

— Благодарность, — Шерлок попытался улыбнуться. Его лицевые мышцы слегка растянулись, — это ощущалось ужасно глупо — прежде чем приняли положение, характерное для тех ситуаций, когда он улыбался Джону. Судя по взгляду Хогла, у него получилось. Тот немного расслабился, хотя все еще смотрел на Шерлока с подозрением.

— Благодарность за что? Я ничем тебе не помог.

— Нет, помог. Ты дал мне знать, что с моим Джоном… с Джоном… все в порядке.

Хогл вздохнул и заговорщически наклонился к Шерлоку.

— Я не могу обещать, что помогу тебе. — Шерлок закатил глаза. — Но Джарету не понравилось, когда кто-то из гоблинов сказал, что ты на него похож. Эти вещи из шкафа Джарета. Его одежда. Ты, кажется, умный. Так что делай со всем этим что хочешь.

Хогл попятился к двери, по-прежнему впиваясь взглядом в лицо Шерлока, явно желая, чтобы тот понял его.

Глаза Шерлока расширились, и он кивнул.

— Почему я здесь? — спросил Шерлок, раскинув руки.

— Это твоя камера. В замке их полно.

Шерлок приподнял бровь.

— В замке полно камер, которые выглядят, как спальни молоденьких девушек?

Хогл пожал плечами.

— Ты читал книгу, — дверь захлопнулась за ним.


* * *
Джон не знал, что его ждет по другую сторону расписанной двери. Но он явно не ожидал увидеть фигурно подстриженные кусты, статуи выше человеческого роста и каменные кресла. Самшит был аккуратно подстрижен и образовывал арку. На каменном столе стояла урна, достаточно большая, чтобы он мог забраться в нее. Крышка была немного сдвинута. Джон совсем сдвинул ее и заглянул внутрь. Он увидел уходящие вниз ступеньки, и его тут же обдало холодом. Джон вытащил из кармана мобильник, чтобы посветить им, как фонариком. Лестница тянулась вниз метров на десять и переходила в тоннель. Джон приподнял урну — под ней был стол. Заглянул под него, провел рукой под столешницей, натыкаясь на ножки. И вдруг увидел, что к нему идет старик с длинными белыми волосами и в остроконечной шляпе. Джон поднялся, собираясь снова заглянуть в урну. Но вместо этого убрал в карман мобильник, покачал головой и плотно задвинул крышку.

— О, здравствуйте, — Джон подошел к старику, когда тот начал взбираться на одно из каменных кресел.

Потребовалось несколько секунд, чтобы старик уселся и, подняв голову, посмотрел на Джона.

— Ох, — его голос звучал надтреснуто. — Здравствуйте, молодой человек.

Приглядевшись, Джон понял, что на голове у старика была вовсе не шляпа. Птица, похожая на страуса эму, с головой, покрытой редкими перьями, и с такой же длинной шеей, моргнув, уставилась на Джона.

— Э-э-э… Я хотел узнать… Не могли бы вы мне помочь?

Старик медленно моргнул.

— Так, значит… тебе нужна помощь?

— Хм… да, пожалуйста.

— А свои мозги что, совсем не работают? — язвительно спросила птица.

Джон старался не смотреть на нее.

— Мне нужно добраться до замка в центре лабиринта. Этот сумасшедший король гоблинов похитил моего друга…

— Значит… — старик говорил с трудом, страшно сипя и хрипя. — Тебе нужно добраться до замка…

— Да, и я немного спешу. Так что если бы вы могли…

— Король гоблинов похитил твоего друга? — в голосе старика послышалось замешательство.

— Да уж, — с отвращением сказала птица. — Умником тебя не назовешь.

— Т-с-с, — старик посмотрел вверх на птицу-шляпу. — Король гоблинов похитил твоего друга… не брата?

— Что? Нет, нет. Он не мой брат. На самом деле, он мой лучший друг. Может быть, больше, чем друг, но я не уверен. Я имею в виду, сперва нам с ним надо об этом поговорить. Послушайте… — в расстроенных чувствах Джон провел рукой по волосам, а потом замер и наклонил голову. — Почему вы решили, что он мой брат?

Старик закряхтел, устраиваясь в кресле поудобнее.

— Ну, чаще всего это бывают маленькие братишки.

— Иногда маленькие сестренки, — вмешалась птица.

— Маленькие… Вот! — Джон полез в задний карман. Птица-шляпа подалась вперед, чтобы рассмотреть книгу в красной обложке. — Этот король гоблинов крадет детей, чтобы заманить сюда молодых девушек, в которых влюбился, так?

— А ты умный. Можно мне поселиться на твоей голове? — спросила птица.

— Ты не могла бы вести себя потише? — рявкнул старик.

— Извини, — фыркнула птица.

— Да… — голос старика дрожал и хрипел все сильнее.

— Тогда почему здесь оказался я? Почему он заманил меня в лабиринт и похитил Шерлока? — Джон похлопал ладонью по книге. — Подождите… король гоблинов что, влюблен в меня?

— Выходит, что так, молодой человек.

«Но я не гей», — хотел сказать Джон — и не смог.

— Итак, — произнесла птица, — тебе нужно добраться до замка?

Джон моргнул.

— Хм… да. Помогите, пожалуйста. Вы знаете дорогу?

— Иногда, молодой человек, ответы находятся внутри нас.

Джон закрыл глаза и покачал головой.

— На самом деле, это мне не… — до него вдруг донесся храп старика — …слишком-то поможет.

— Ну, думаю, такова твоя участь, — сказала птица. Старик протянул руку, потрясая деревянным ящиком на ручке. — Пожалуйста, брось что-нибудь в наш ящичек.

Джон обшарил карманы. При нем были только книга, мобильный, ключи от квартиры и обручальное кольцо.

Старик снова потряс ящиком.

Джон просунул в щель обручальное кольцо и услышал, как оно гулко ударилось о пустое дно ящика. Потом он вытер руку о брюки. Почему он не снял кольцо раньше? Что сказал бы Шерлок, когда заметил бы, что оно пропало? Палец ощущался непривычно пустым. Можно ли попросить кольцо обратно? И хочет ли он этого?

Старик громко храпел. Птица снова моргнула. Джон изобразил полупоклон и направился прочь из сада, к замку — во всяком случае, он на это надеялся.


* * *
Под аркой самшита Джон увидел деревянные ворота. Заглянул в них, и перед ним открылось словно бы продолжение все того же сада. Джон сделал шаг — и оказался на краю темного леса. Расправив плечи, он двинулся вперед. Воздух был густой и теплый. Сквозь кроны деревьев проникал солнечный свет. Вокруг стрекотали сверчки и гудели цикады, толстые ленивые шмели летали над бегониями. Джон слышал, как журчит ручей, но не видел его. Над цветами, похожими на огромные кровавые сердца, порхали феи. Эти цветы постоянно попадались ему на пути. Джон чувствовал, что безопаснее будет держаться подальше от них и от фей.

Джон не знал, сколько времени прошло с тех пор, как он начал свое путешествие по лабиринту. Джарет сказал, что у него есть тринадцать часов. Как долго он был в том цветущем саду? По телу Джона прошла дрожь удовольствия, когда он вспомнил, что там произошло. Если это и была галлюцинация, то его ощущения говорили об обратном — все было столь же ярко, как и в реальности. Почему вместо миловидного круглого лица Хлорис перед ним возникли тонкие черты Шерлока, стоило ему закрыть глаза? Почему ее золотистые глаза стали вдруг серебристо-голубыми? При воспоминании о ее пухлых губах член Джона вновь начал наливаться кровью. Нет. Это были губы Шерлока.

Джон осмотрел кустарники и деревья, растущие вдоль тропы, надеясь найти на них ягоды или плоды. Его армейская подготовка и медицинское образование оказывались здесь совершенно бесполезны — какой от них был толк, если он не мог найти ни пищи, ни воды?

И вдруг Джон увидел тот самый ручей, плеск которого уловил ранее — тот бежал, извиваясь, недалеко от тропы, по которой он шел. Вода в нем была чистейшей. На дне виднелись ярко-желтые, кислотно-зеленые и лазорево-синие камни. Тропа вдруг свернула, и за поворотом обнаружился природный бассейн с ледяной водой. В том месте, где ручей впадал в бассейн, располагался большой валун. Джон сел и достал из кармана книгу в красной обложке. Он должен был дочитать ее. В этом тенистом лесу Джон чувствовал себя в относительной безопасности. Пользуясь неожиданно выпавшими ему спокойными минутами, он поудобнее устроился на куче сухих листьев, прислонившись спиной к валуну, и принялся за чтение.

Солнце явно начало клониться к закату — теней в лесу стало больше. Джон закрыл книгу — шедевром ее точно нельзя было назвать. Теперь, в самом — как он надеялся — сердце лабиринта, Джон был рад, что прочитал ее. В животе забурчало. Джон напился воды из ручья и вымыл руки и лицо.

Когда он стряхнул воду с лица и открыл глаза, то увидел в ручье отражение человека с морщинистым лицом, круглыми глазами, носом картошкой и редкими седыми волосами. На мгновение Джону показалось, что он снова видит того старика с птицей-шляпой. Он поднял голову и оказался лицом к лицу с каким-то неприятным низкорослым человечком. Кожаная шапочка плотно сидела на его лысеющей голове. Заношенная белая рубашка была покрыта пятнами. К оранжевому кожаному жилету были приколоты хрустальные бело-розовые серьги. Рядом с ними болталась серебряная запонка с выгравированными инициалами WSSH.

Джон накинулся на него.

— Откуда у тебя эта запонка? Где Шерлок? — Джон прижал карлика к влажной земле, крепко вцепившись в его жилет.

— Отпусти! Отпусти! — тот отбивался изо всех сил.

— И не подумаю, пока ты не скажешь мне, что случилось с Шерлоком! — Джон держал его правой рукой, левой пытаясь отобрать запонку.

— С чего ты взял, что я видел Шерлока?

— С того, — Джон коснулся серебряного прямоугольника, — что я подарил ему эти запонки на прошлое Рождество. Уильям Шерлок Скотт Холмс. Где он?

Карлик сумел-таки вырваться и теперь отряхивал одежду.

— Он сам дал мне запонку.

— Что? — воскликнул Джон, почувствовав, как слова карлика отозвались болью в груди.

— Он знал, что я увижу тебя. И приколол запонку к моему жилету. Он сказал, что это просто благодарность, но я сразу понял — это за то, чтобы я встретился с тобой.

— Где он?

— Джарет держит его взаперти в замке. Но он в безопасности! — карлик поднял руки, словно защищаясь. — Я видел его, он… в камере.

Джон шагнул к нему, тыча в него запонкой.

— Значит, Шерлок в камере в замке. И он послал тебя ко мне с этим, — Джон махнул рукой, — дать мне знать, что с ним все в порядке, — он с облегчением вздохнул и убрал запонку в карман. — Кстати, кто ты такой?

— Я? Меня зовут Хогл.

— Хогл? Ну конечно, — Джон протер глаза. — Даже не буду задаваться вопросом, как это мой мозг умудрился придумать вас всех за несколько часов. Я уже не уверен, что это галлюцинация.

— Галлю… что?

— Мы думали, что все происходящее нам только кажется из-за того, что кто-то подсунул нам ЛСД или что-то вроде. Возможно, какой-то наркотик, от которого у нас случились совместные… видения.

— Это вовсе не видения.

Джон сел на валун.

— Ты знаешь, который час? Когда я здесь оказался, вставало солнце, и Джарет сказал, что у меня есть тринадцать часов. Из-за этих деревьев я не могу точно определить расположение солнца. И мобильник не работает, — он вытащил телефон и с грустью посмотрел на экран блокировки, который показывал три часа дня.

— С восхода солнца прошло около семи часов.

— Неудивительно, что я умираю с голоду, — Джон огляделся вокруг. — Не могу найти ни знакомых ягод, ни плодов. Ты случайно не знаешь, что здесь можно съесть и не отравиться при этом?

Хогл открыл висящий у него на поясе кожаный мешочек и вытащил оттуда персик.

— Подойдет?

Джон подозрительно посмотрел на персик.

— Он не отравлен?

Глаза карлика расширились.

— Нет, приятель. — Джон взял персик. Поднес его к губам, но откусывать не стал — и опустил руку.

— Семь часов? Черт. Сколько же я пробыл с этими женщинами?..

— Женщинами? — Хогл старался не смотреть на персик слишком нервно.

— Ага. Я попал в цветущий сад и встретил там двух женщин. Почти голых. Потом мы начали целоваться…

— Цветочные нимфы, — хмыкнул Хогл. — Хлорис и Флора. Тебя укусила фея?

— Да. Это было неожиданно. Я всегда думал, что феи — добрые.

— Распространенное заблуждение, — фыркнул Хогл. — Ненавижу фей. Противные мелкие сучки. Когда я работал за наружной стеной, то убивал их без всякой жалости. Думаю, сэр Дидимус и Людо обращаются с ними излишне мягко. Они сумели добиться, чтобы розы у наружной стены росли как на дрожжах. И еще посадили несколько фруктовых деревьев. Так что проклятые феи теперь повсюду.

— Дидимус — это… лиса? А Людо — такое большое лохматое существо с очень большими ушами и рогами?

Хогл кивнул.

Джон откусил кусок персика.

— Это что, один из персиков Дидимуса и Людо? — спросил он с набитым ртом.

Хогл кивнул, глядя на персик.

— Это действительно… — Джон моргнул. — Действительно… — пошевелил пальцами правой руки. — Странно, — он посмотрел на персик. Тот выглядел совершенно обычным. Сочная желтая мякоть, красноватая нежная кожица. — Что ты мне дал? — Джон попытался встать, но колени подогнулись, и он упал в кучу листьев.

— Приглашение на бал. Передавай привет Шерлоку.

И Хогл захромал в лес.

@темы: Фанфикшен, Labyrinth

Комментарии
2016-10-11 в 13:26 

А продолжение когда ждать? Ибо понравилось

2016-10-11 в 13:39 

Пилар Тернера
"Can you hear me, Major Tom?"
misskelda, когда все допереведем, я, наверное, выложу здесь. А пока новые главы можно почитать на фикбуке, там даже регистрация не нужна - ficbook.net/readfic/4073385

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Tales of Labyrinth

главная